Гомеопатические размышления.

Гомеопатические размышления.

 

Речь пойдет о том, что использование репертория Synthesis может оказаться опасным: если посмотреть рубрику «Шизофрения» в разделе «Психика», то вряд ли хоть один из указанных препаратов рубрики можно считать надежным выбором.

К примеру, там есть Anacardium. Но ведь практически все пациенты, страдающие от шизофрении, слышат голоса. И я никогда бы не выбрал Anacardium для пациента-шизофреника, ну разве что только этому пациенту лучше от еды. И этот симптом (улучшение от еды) является сопутствующим симптомом и делает  выбор Anacardium очевидным.

Также при выборе препарата нельзя опираться только на симптомы патогенеза болезни.

Еще один момент: большинство добавлений в Synthesis не являются надежными. Давайте действовать наверняка и обращаться к первоисточникам, а именно: к Реперториям Кента, Бёрике, Богера, Липпе, Бённингхаузена, Фатака и т.д.

Теперь о так называемых «специфических» препаратах. Мы все согласимся, что название болезни ни в коей мере не является ключом к выбору препарата. Но при этом, если опираться на статистику, при мигрени у детей шансы, что эту мигрень вылечит Digitalis, высоки. Парадокс? А вот и нет.  В таких ситуациях фундаментом служат эмпиризм и опыт. Об этом говорил Геринг. Речь идёт о клиническом опыте, и не обязательно основанном на прувингах.

В случаях кровотечения после биопсии предстательной железы все знают, что хороший эффект даёт назначение Phaseolus. В случаях кори после бронхиолита нам надо рассмотреть Chelidonium как возможный препарат. Это просто «золотые» правила.

И существует огромная разница между вышеприведёнными примерами и утверждением, что при тонзиллите мы  должны по умолчанию назначать Phytolacca.

Все мы, гомеопаты, очень любим говорить о подавлении, указывая на наших собратьев по профессии-аллопатов. А ведь нам самим следовало бы посмотреть на себя в зеркало. И, между прочим, гомеопатические препараты намного мощнее аллопатических лекарств, в смысле их силы подавлять.

Я до сих пор помню один случай, который показывали еще в период моего изучения гомеопатии.
Преподаватель был так горд одним своим случаем, где он с помощью гомеопатии лечил депрессию, которая «улучшилась», после чего у пациента случился сердечный приступ.
Он все объяснил действием Закона Геринга - переход с ментального уровня на физический?!?!

Естественно, полная чушь. На самом деле произошёл переход от одного состояния болезни к другой болезни из-за назначения «подавляющих» препаратов, которые даже и не «коснулись» миазма пациента.

Симптоматика исчезает и трансформируется, принимает «другой облик», сменяется другой болезнью, но все также принадлежит тому же самому миазму, или конституции, до которых назначенные препараты даже «не дотронулись». По сути это и есть определение подавления. Иными словами, это именно то, что происходит при неправильном лечении острой ситуации, в результате чего очень серьезная хроническая болезнь с, как правило, целым комплексом миазмов в своей основе, еще более осложняется.

Если же острая ситуация «пролечена» правильно, так называемого «метастазирования» симптомов не произойдет; наоборот, «выйдут» конституциональные симптомы, что выведет нас на глубокий миазматический, и никак не подавляющий, препарат. И тогда мы с чувством удовлетворения сможем обратиться к Параграфу 5 Органона.

Последствиями гомеопатического подавления в будущем может стать развитие односторонних болезней по двум «сценариям»:

Первый вариант - это когда у пациента будет слишком мало симптомов.
Второй вариант - возникновение таких «ошеломляющих» симптомов, что гомеопату будет некогда реперторизировать, он должен будет сделать назначение мгновенно.

Примером второго варианта может быть следующая ситуация: Инвагинация кишечника у младенцев.
Ребенок ночью внезапно просыпается от колики (от сильной боли).
В нижней части живота прощупывается некий комок. Также возможна дефекация со слизью и кровью. Выражение лица маленького пациента при этом невозможно описать.
В такой ситуации мы не ждем, пока начнется рвота фекалиями, и ребенок полностью задохнется. Даже если мы всего лишь подозреваем, что перед нами случай инвагинации кишечника, этого уже достаточно, чтобы как можно быстрее дать ребенку Lachesis в высокой потенции, чтобы уберечь его от скальпеля хирурга.

Тем не менее, необходимо четко различать диагностические и терапевтические симптомы. Геринг проводил на себе испытания (прувинги) многих препаратов, но различные препараты, не зависимо от того, прувинг какого препарата проводил этот великий Мастер-гомеопат, вызывали у него проявление почти одних и тех же симптомов.

С другой стороны, во время проведения прувингов какого-то одного конкретного препарата многие «пруверы» демонстрировали проявление у них разных симптомов, и это несмотря на то, что каждый принимал один и тот же препарат.

Это означает, что болезнь или препарат (искусственная болезнь) способна проявить у пациента/прувера только те симптомы, которые у него есть и которые до приема препарата находились в латентном (спящем) состоянии.

Это явление и называется идиосинкразией. И именно это и объясняет само существование Гомеопатии.
 

И мы все должны быть благодарны, что у Ганеманна была идиосинкразия к хине, иначе наша любимая наука, возможно, и не существовала бы.


 

С любовью, Эдди Тиеленс